20.09.2014

Может и я нужен кому-то?

 

Быстро и привычно мелькают руки: иконка, пакетики с чаем, нехитрые сладости, на Пасху ещё и крашеное яичко. Упаковать всё надо аккуратно и чтобы видно было, что находится в пакете. Один подарочек, другой, двухсотый… Эта предпраздничная суета всегда приятна. Наверное, никто так не ждёт подарков, как дети и заключённые.

Группа милосердия при Свято-Троицком храме не первый год собирает посылки к праздникам для заключённых в следственном изоляторе г. Ногинска, где приемлемые условия содержания, есть возможность получать передачи от родных, куда каждую неделю приезжает священник.

А как же те, кто уже получил свой срок и отправился к месту его отбывания?

Ивановская область, пос. Талицы; Мурманская область, пос. Мурмаши; Свердловская область, пос. Пуксинка; Пермский край, пос. Красный Берег; Вологодская, Тульская, Кировская, Владимирская области, – велика география родимой страны, а письма с людскими судьбами и проблемами похожи: «Все написали домой с просьбами, а вот мне писать не к кому, поэтому пишу вам с надеждою, что не оставите меня без внимания. Ответьте мне, пожалуйста, так хочется почувствовать, что и я не забыт, а нужен кому-то…»

Сёстры стараются отвечать на каждое письмо, ведь за ним стоит чья-то человеческая судьба. В год группа милосердия собирает и отправляет более сотни посылок в различные колонии – поселения, затерявшиеся на просторах страны.

Когда около восьми лет назад настоятель Свято-Троицкого храма о. Сергий Поддубный благословил сестёр на этот нелёгкий труд, вопросов и ошибок было немало. Но глаза боятся, а руки делают, и постепенно дело пошло. Сначала сёстры старались купить и отправить заключённым всё, что они просят, но вскоре оказалось, что удовлетворить потребности всех и во всём невозможно. Просили уже и джинсы, и кроссовки, женщины просили косметику, просили усиленного «питания», и много ещё чего такого, что не каждый имеет и на свободе. Поэтому решено было посылать только предметы личной гигиены, нательное бельё, а из еды чай, конфеты и печенье. Многие заключённые просят лекарства, кому-то нужны очки. Некоторые присылают списки по 30 наименований. Всё это удовлетворить просто невозможно, да и неизвестно от чего они лечатся. Впоследствии стали присылать лекарства строго по листам назначения (так в колонии называют рецепты): «Вот уже 7 лет провёл в колонии. За это время со мной произошло столько бед и несчастий, столько я всего перенёс и потерял. А сколько здоровья потерял, это ужас. Давление стало большое, сердце стало болеть. Зрение ухудшилось, зубов много потерял. Все болезни от нервов и переживания. И помощи мне ждать не от кого. Вот и решился обратиться к Вам с просьбой о помощи…»

Много писем получают сёстры из пос. Талицы Ивановской области. Там есть целый отряд заключённых-инвалидов, которым, конечно, труднее, чем здоровым людям. Сёстры стараются в первую очередь отправлять посылки именно им.

Люди сидят в тюрьмах самые разные, но все они преступили закон, хотя есть и такие, которые считают себя пострадавшими: «Попал сюда случайно из-за драки. Получилось так, что нечаянно убил человека…» «Мне 50 лет, отбываю наказание за то, что взял что-то чужое…» «Попал в места лишения свободы по своей глупости…» Кто-то рассказывает о своей жизни, видно, хочется излить душу, кто-то старается забыть прошлое или просто не хочет говорить, за что сидит, кто-то пишет в надежде что-нибудь получить.

Случается, что иногда обманывают или просят то, что им уже высылали. Некоторые пишут письма циничные или как под копирку во все концы страны. Многие просят деньги: «пришлите немного – 1,5-2 тысячи». Но, конечно, никаких денег сёстры не посылают. Чтобы отследить таких нечестных людей, у сестёр существует целая бухгалтерия – ведут подробные записи, что в каком месяце кому послано. Опыт, конечно, пришёл не сразу.

Слава Богу, есть много очень трогательных, душевных писем, где люди действительно благодарны любой малости и просто оказанному им вниманию.

В местах лишения свободы сейчас совсем мало работы, и многие заключённые рады, когда появляется хоть какая-нибудь возможность её получить: «Мы – 8 человек – трудимся пока по расчистке территории старой заброшенной фермы, от которой остались только крыша да стены, да куча мусора и грязи, что мы и убираем. Живём в 100 м. от фермы в старом доме, где построили нары. Дрова заготовляем в лесу, сушим их, чтобы не дымила печка. Но честно, все мы рады, т.к. лучше здесь работать, чем бессмысленно отбывать наказание в зоне, где нет никакой работы…»

Приятно, что есть люди, которые не только просят что-то, но и благодарят за посылки, присылают поздравительные открытки к праздникам.

Некоторые, находясь в местах лишения свободы, впервые задумались о Боге. В каких-то колониях существуют небольшие молельные комнаты, иногда даже небольшой храм, куда-то приезжает священник, где-то даже есть староста православной общины. Люди уже скучают, если не могут попасть на службу: «Священник уже месяц к нам не приходит, в посёлке грипп». «Праздники прошли хорошо, администрация разрешила ночью сходить в молельную комнату помолиться и на колодец. Людей много обливалось святой водой».

Кстати, для молельных комнат сёстры по благословению настоятеля отсылают свечи, ладан, духовную литературу. Но чтобы всё это позволили присылать, иногда им приходится списываться с начальством исправительных учреждений.

Встречаются письма – отчаянья. Даже непонятно, к кому больше обращается человек в своём письме, – к людям или к Богу: «Вот уже 12 лет, как я, ничтожный, отбываю пожизненное заключение в месте, которое стало уже моим последним пристанищем. У меня нет ни родных, нет друзей, с кем я, грешный, мог бы поделиться всем тем, что лежит у меня на душе, с кем я мог бы поговорить…В этих стенах вера в Бога – это единственное, что осталось у меня, грешного, и что невозможно отобрать у меня. Преступив закон, я, грешный, стал преступником, но, может быть, я стал преступником ещё задолго до преступления перед людьми? Может быть, я, ничтожный, стал преступником из-за своего безбожия, лицемерия и греховной жизни?..» Этот человек уже ничего не просит, единственное, что ему нужно, это чтобы его хоть кто-нибудь услышал. Так неужели нужно попасть в тюрьму, или даже получить пожизненное заключение, чтобы впервые оглянуться на свою жизнь и впервые обратиться к Богу?

Живой неповторимый слог этих писем с бесконечной болью и поломанными судьбами позволяет живо представить лагерную атмосферу: «Вода тут нехорошая, мы все тут с перхотью. Вот ещё есть беда – клопы. Барак деревянный, их прямо кишмя, чем их вывести, не знаем, ночью спать не дают, поедом кусают».

Встречаются люди, которые продолжают писать уже освободившись, рассказывают о себе. Недавно написала бабушка, которая одна воспитывает внучку. Она услышала, что помогают заключённым и тоже решила обратиться с просьбой.

Мы затронули только небольшую часть деятельности группы милосердия при нашем храме, а сколько ещё нуждающихся в помощи. Есть одинокие немощные или многодетные люди, есть инвалиды, за которыми некому ухаживать, есть ребята из детского дома, которые тоже ждут подарков к празднику и просто человеческого внимания. Хочется обратиться ко всем прихожанам, кто может чем-нибудь помочь. Ведь чтобы купить вещи, продукты, лекарства, в первую очередь нужны средства. Кроме того нужны руки, чтобы собрать посылки, сходить на рынок или в магазин. Сёстры будут рады любой оказанной вами помощи. Не только пост или праздники – время благих дел, ведь множество людей нуждаются в нашей заботе постоянно.

 

Теги:

План мероприятий

Объявления

Расширенное собрание Отдела

Вниманию ответственных
по благотворительности
и социальному служению!

27 ноября, во вторник, в 10.00
состоится расширенное собрание Отдела.