Проводы ОМОНа «Русич» бывалинскими детьми

Благочиние:
Проводы ОМОНа «Русич» бывалинскими детьми

Ночью 26 декабря воспитанники детского корпуса «Никита» вместе со своим духовником настоятелем Никитского храма деревни Бывалино Павлово-Посадского благочиния проводили в дальнюю и опасную дорогу бойцов подмосковного ОМОНа «Русич» ГУ МВД. Сорок воинов отправились в дальнюю и сложную командировку на Северный Кавказ с Казанского вокзала Москвы. Шесть месяцев будут нести они свое послушание по охране порядка и предупреждению терактов в далеком Дагестане. И такое, особой государственной важности, дело не могло быть начато без благословения и молитвы.

Отец Амвросий (Шевчук) не только совместно с воспитанниками - никитятами и воинами помолился о здравии и благопоспешении отбывающих и окропил их святой водой, но и передал каждому бойцу крестики и иконочки, литературу и пояски с псалмом девяностым. А также с любовью собранные прихожанами подарки - шерстяные перчатки и носки, которые так пригодятся там, в командировке, как свидетельствует опыт чеченских компаний. Был не забыт и наступающий Новый год. От детского корпуса его воспитанники вручили сладкие подарки всем отъезжающим с пожеланием открыть их в ночь на 1 января.

Сосредоточенная молитва и благодарность бойцов и офицеров подчеркнули необходимость и важность происходящего для самих провожаемых. А для детей это стало еще одним уроком любви к Отечеству, к Родине. Вот как это было.

Как мы «гонялись» за ОМОНОМ по Подмосковью

Да, бывает и такое… Знаем, что ОМОН гоняется за преступниками, а вот вечером 26 декабря нам пришлось погоняться за уходящей от нас колонной подмосковного ОМОНа. И выехали вроде вовремя, в час дня. Должны были к пяти вечера приехать к ним на базу, чтобы отслужить молебен, сказать добрые напутственные слова, вручить подарки, с любовью собранные нашими прихожанами: перчатки шерстяные, носки, ленточки «живых помощей», крестики, молитвословы воина, да еще новогодние сладости. Но, Господь послал нам испытание - ледяной дождь, а это всегда чревато для Московской области пробками, авариями, гололедом и прочими «радостями» нашего времени.

Вот мы и тащились по объездным, да по переездам, мимо унылых группок разбитых авто, бешено названивающих кому-то водителей, вяло движущейся снегоуборочной техники (а вдруг все само растает и рассосется?!). И, конечно, опоздали! Уже в шесть вечера, на подъезде к месту расположения отряда увидели красиво выдвигающуюся и подсвеченную в черноте пространства огнями гаишных машин колонну ПАЗиков и «Уралов» подмосковного ОМОНа «Русич» ГУ МВД, в окружении бело-синих авто с мигалками. И, разъезжаясь по «встречке», плакали в сотовый телефон - вот мы, а вот - вы, и между нами - разделительная полоса и развороты, и ваши скоростные преимущества, и сопровождение ваше. Но уверенность в помощи Божией и в том, что мы выполним благословение нашего Митрополита, полученное 20 декабря на Епархиальном собрании - не позволяла нам расслабиться и начать унывать. Тем более у нас было два шофера, и каких! Сергеев Сережа, проехавший всю Россию несколько раз и матушка Капитолина, которая за рулем уж двадцать лет и может ездить - как мы подозреваем - с закрытыми глазами. Так, с молитвой и с дружескими подначиваниями водителей между собой, мы и ехали. Москва вечером и ночью - это красиво, а для тех - кто понимает - это еще и безнадежно, ибо она - СТОИТ! Но мы ехали и почти без остановки. И добрались до места назначения, которое было нам раскрыто под большим секретом - Казанского вокзала. Там на спецдворе и стояли наши дорогие бойцы, пили кофе, обнимались, говоря «До свиданья!» с женами, рассказывали, похохатывая, друг другу последние новости и шутки. Мы с благодарностью ко Господу влились в эту живописную группу. Тут же нашлись старые знакомые, тут же и встретили друга омоновцев и нашего - сенбернара Дика. Этого друга теребила вся наша ребятня и можно было только позавидовать его выдержке и снисходительности. И завязалась беседа , и ей не мешало уже ничто, ни темнота, ярко прорезываемая мощными прожекторами, ни моросящий снего-дождь, ни осознание того, что через несколько минут многое изменится.

«Мужчины, построение!» - такая полуформальная команда прозвучала из уст старших и медленно, будто нехотя, по принципу набирающего скорость паровоза, стали собираться бойцы. Камуфляж, разгрузки, берцы, «калаши» и оптика, - все заняло свои места в строю. Мы - напротив. Вот подошел долгожданный полковник из управления и, к удивлению наших ребят, стал говорить тихим и неспешным голосом о правилах поведения в дороге, о соблюдении порядка «по пути следования», о дисциплине. И так это было прозаично, что заставило нас с другой стороны взглянуть на проблему. Вот живут люди, у них семьи, служба, а сейчас куда-то уезжают - не к теще на блины, а на Кавказ, и их буднично и педантично наставляют в правилах поведения - как школьников. И это внешнее несоответствие дало какое-то новое наполнение происходящему, добавило краски и экспрессии, что ли… Мы с особым чувством стали вглядываться в лица тех, кто уезжал от нас на шесть месяцев, тех, кто будет защищать нас, кто будет поддерживать порядок, кто послезавтра столкнется с суровой необходимостью закрыть собой нашу Родину и нас, в ней живущих - таких гражданских, мягкотелых и безоружных перед злобой окружающего Россию мира. Дай Бог им всего, о чем молятся их жены, матери и дети!

А потом отец Амвросий читал молитву, кропил воинов Крещенской водой, говорил слово, дарил подарки и напутствовал.

Серьезность, с которой бойцы сняли свои ушанки, их внутренняя сосредоточенность напомнили нам о духовной близости русских воинов и монахов. И тут, и там - большое внутреннее напряжение, работа ума и сердца, всеобъемлющая любовь и готовность нести свое послушание даже до смерти, смерти Крестной…

За стенами - шум Москвы, гудки автомобилей, музыка предновогодней эстрады, сирены поездов, а здесь во дворике - шелест падающего снега и внимание.

Напряжение разрядилось, когда отец Амвросий стал говорить о предстоящем Новом годе и о том, что на месте прибытия вряд ли кто приготовил нашим друзьям подарки от Деда Мороза. А дети из детского корпуса «НИКИТА» уже позаботились о своих друзьях - привезли им гостинцы и даже шапку Деда Мороза, которую передали под общий дружный смех и шутки заместителю по тылу, на которого батюшка и возложил почетную обязанность стать этим Дедом в Новогоднюю ночь.

Вот и кончилось все. Началась погрузка. Кто-то из бойцов подходит за дополнительным благословением священника, офицеры радостно благодарят нас, командиры фотографируются на память, тут же и Дик - как же без него? И пустеет дворик, мы свертываемся и укладываемся. Время почти одиннадцать ночи, или вечера - как хотите. Радость тихая в душе и спокойствие. Уверенность в этих мужчинах и в их благородстве, смелости и в том, что Царица Небесная и Спаситель сохранят их от всякого зла, а они в свою

А потом была долгая дорога домой, неспешная, под посапывание заснувшей молодежи в нашем микроавтобусе, с радостным заездом в безлюдный ночной Макдональдс, с возвращением среди ночи в Бывалино и с рассуждениями - а где сейчас они, те, кто уехал с Казанского под наши молитвы.

А они там. И теперь они там будут шесть месяцев. А мы здесь будем за них молиться, и не только в течение этих шести месяцев…

Проводы ОМОНа «Русич» бывалинскими детьми 0Проводы ОМОНа «Русич» бывалинскими детьми 1Проводы ОМОНа «Русич» бывалинскими детьми 2Проводы ОМОНа «Русич» бывалинскими детьми 3Проводы ОМОНа «Русич» бывалинскими детьми 4